Нежность

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Нежность > Воспоминания


Аватары, опросы, тесты c категорией "Воспоминания".
Пользователи, сообщества c интересом "Воспоминания".

понедельник, 22 февраля 2016 г.
воспоминания Роби Уокс vcem.sosat.ledence 16:01:29
Воспоминания Руби Уокс (комедийной актрисы и близкой подруги Алана)
Перевод - Волкова Н.

Алан Рикман умер две недели назад, и я полностью разбита, как и все, кто когда-либо знал его. Я просто хотела поделиться еще несколькими воспоминаниями.
Впервые я увидела Алана в 1976 году на Эдинбургском фестивале. Я была там с одним из его друзей, который показал мне Алана и сказал, как бы невзначай: «А хочешь познакомиться с Аланом Рикманом?» Я уже не очень хорошо помню тот момент, но, когда я на него посмотрела, я стала похожа на себя же в 13 лет: передние зубы торчат вперед, сутулая спина… «Эй, Алан, а ты специально завиваешь волосы?» Он что-то сказал, что это ему нужно для роли, но я уже не слушала; он был такой великолепный, меня впервые затянула настоящая харизма, к тому же, я увидела ее так близко. И с той самой минуты я задалась целью (хоть начало положено было не самое лучшее) сделать Алана своим другом вопреки обстоятельствам. Ну а, начала я неважно. Он смотрел на меня с небольшим отвращением, как, впрочем, продолжал на протяжении всех 38 лет нашей дружбы.
Это была поездка на один день, но она оказалась судьбоносной. Мы снова встретились. Меня понесло за ним в Шеффилдский репертуарный театр. Там ставили «Как вам это понравится». Я играла девицу по имени Одри, а Алан – Жака. Играя Одри, я смогла каждый вечер наблюдать за Аланом, а после спектакля присасывалась к нему, как паразит, закрепляя нашу дружбу. Он был великолепен, я просто впадала в ступор рядом с ним, к счастью, это вполне укладывалось в мой сценический образ. И каждый вечер я пользовалась счастливым случаем послушать, как он читает Шекспира. Не знаю даже, был ли там смысл и рифма. Какая разница!?
Ну и однажды, я подозреваю, это случилось: я завоевала наконец его сердце. Это было в индийском ресторане, где играли на ситаре…очень громко. Я позвала официанта и спросила, почему мы обязаны это выслушивать, не лучше ли просто прищемить кошке хвост - звук будет тот же. Алана это очень развеселило, и с тех пор я знала, что моя миссия заключается в том, чтобы смешить его, такая моя козырная карта.

После Шеффилда, я знала, что он должен поехать на гастроли с Королевской Шекспировской кампанией, ну и чувствовала, что мне надо с ним. Я написала письмо Джойс Неттлз, помощнице режиссера. Я знала, что они ставят «Как вам это понравится», поэтому спросила Джойс напрямую, что если девушка, играющая Фебу, помрет, смогу я рассчитывать на ее место? Джойс ответила, что вряд ли это случится, но, может, мне стоит пройти прослушивание? Я сходила на прослушивание, которое навсегда останется у всех в памяти, и не думаю, что сильно преуспела. Не помню, чтобы получала письмо с одобрением, просто заявилась туда с гримерским чемоданчиком и, к изумлению Алана, снова оказалась с ним на одной сцене. И не важно, что я играла собачку с мусорным пакетиком (второстепенные роли в той постановке «Бури»)

Я убедила Алана снимать жилье вместе, пока мы играли в Стратфорде, и по сей день не знаю уж, как мне это удалось. Наш дом мы называли Сауной Шекспира, потому что комнаты были отделаны сосной и алюминиевой фольгой. Бывало, я притаскивала к нам американских туристов и рассказывала им, что, мол, действительно вот тут Шекспир и принимал свои спа- процедуры. Пока Алан не положил этим рассказам конец. А в какой-то момент мы купили черепашку и назвали ее Бетти, что позволило нам считаться ее официальными родителями. Ради развлечения мы кормили ее арахисовым маслом, чтобы посмотреть, как она пытается жевать без зубов. Мы и других приглашали посмотреть. Пожалуйста, никому не рассказывайте. Помню, однажды мы с Аланом шли в театр и натолкнулись на Питера Брука, который как раз собирался начинать постановку Антония и Клеопатры. Я рассказала Питеру, что мечтаю, чтобы Бетти сыграла в его пьесе роль змеи, правда, ей придется играть обнаженной. Алан на этом месте отвернулся и притворился, что тщательно изучает узор на стене. В результате роль Бетти досталась Джульетт Стивенсон.

А потом уже он играл Вальмонта в Опасных связях от Стратфорда до Бродвея, и стал суперзвездой. Линдси Дункан сказала, что после этого спектакля почти все хотели заняться сексом, и большинство – с Рикманом. А про Снейпа я уже и говорить не буду – культовая фигура. Когда я говорила людям, что знакома со Снейпом в реальной жизни (а я частенько об этом говорила), они, разумеется, падали ниц передо мной. Да и в ресторанах всегда находилось для меня местечко.
Неважно, кого он играл, в жизни он был благороднейшим человеком. Не знаю, скольких людей он поддержал эмоционально, но всем, кто просил его об этом, он постоянно давал, давал, давал советы и…всегда оказывался прав. Он просто незаметно вкладывался в других людей. И в моих детей тоже.
Я не буду прощаться с ним, потому что он здесь, в своих друзьях и в семье – прямо под нашей кожей, мы слышим его, видим его и любим его больше, чем саму жизнь.
­­ ­­ ­­

Категории: Руби Уэкс, Алин Рикман, Воспоминания
Прoкoммeнтировaть
Руби Уэкс об Алане Рикмане vcem.sosat.ledence 15:40:03
Руби Уэкс об Алане
Я буквально только что начала выступать в «Артс-театре» в Вест-энде (мое шоу «Здравый новый мир» будет продолжаться до 13 февраля). Я ездила с этим шоу несколько лет по Британии, но когда на него приходит пресса, всегда появляется такое неприятное чувство в желудке, потому что знаешь, что всего один негативный росчерк их пера может обратиться мучительным позором для тебя – но все равно тебе нужно показаться. Как бы то ни было, мне мое шоу нравится и если я бы в нем не играла, я бы сходила его посмотреть. Вообще-то для меня странно так говорить, так как я обычно не очень-то лестно о себе отзываюсь, но, после около 200 выступлений, думаю, что я действительно в этом преуспела.
Когда я начала давать одиночные выступления 30 лет назад, мною руководил Алан Рикман. Я познакомилась с ним в Королевской Шекспировской Компании, где другие актеры на сцене бросались в меня во время моих выступлений шариками из жеваной бумаги и говорили, что я должна пересмотреть свое решение быть актрисой и, возможно, подумать о другой карьере. Это было неприятно. Алан сказал мне описать, как я говорю и думаю, так что я просто позволила всей этой дикой энергии вырваться на бумагу. Когда я отдала ему свою писанину, покрытую пятнами от еды, он сказал, что это выглядело так, будто кого-то стошнило. Но он как-то это отредактировал и оформил в выступление. Он руководил моим первым выступлением, когда мы еще были в КШК. Мы пригласили на него Тревора Нанна и всех других актеров и режиссеров, и вот вдруг я уже играю не комнатные растения, а роли со словами. (У меня до сих пор было плохо с игрой, но, думаю, со мной было весело тусоваться).
Шоу, которое я тогда написала, укатило во внебродвейские театры. На роли я набрала американцев. Алан сначала отказался принять участие, так как он строил свою собственную карьеру, но я довела до слез нескольких актрис и они отказались быть в моем шоу, если Алан не согласиться придти и ними руководить. Он согласился. Он руководил и наставлял меня почти по поводу всего, что я делала все те годы – телевидение, живые выступления, сценарии комедий, фильмы. Помню, как он давал мне нагоняи, когда я давала одиночные выступления, говоря, что я не должна быть такой отчаянной, что это было видно даже в моих глазах. Он говорил, что они отображали слишком большую нужду и страх. Он говорил, что я должна играть саму себя, а так как я не знала, кто это, я играла улыбчивую, веселящуюся, шумную американку. Чем меньше люди смеялись, тем больше я шумела. Алан часто читал мои реплики и этим заставлял меня истерически кричать и валиться на пол. У него хорошо выходило с комедией и выбором нужного момента. Я часто пыталась имитировать его во время моих собственных выступлений, но это только сбивало людей с толку. На протяжении всех этих шоу он давал мне всего одно замечание: «Не старайся так сильно». Наконец-то, сейчас, после стольких десятков лет я могу «не быть отчаянной» на сцене. Я чувствую, что уже могу не стараться угодить публике, но все равно быть в курсе, что она есть. Думаю, теперь он мог бы мной гордиться.
Он умер на прошлой неделе, и это раздирает мне душу больше, чем все, что я пережила перед тем. Такое чувство, что у меня внутренности выворотили наружу, а внутри не осталось ничего. Он создал меня и спас меня. Когда мой отец приезжал в Британию и закидывал меня словесной критикой, именно Алан сказал ему «отстать», сказал, что я вовсе не такая «бестолочь», как он меня называл, а наоборот – очень талантливая, и что у меня все получится – на что мой отец только закатил глаза. Если бы не Алан, то я бы никогда и не подумала писать комедии. Я бы вернулась домой к родителям в Штаты, и я знаю, что это бы меня доконало. Я знаю, что сейчас я была бы либо в психбольнице под препаратами, либо вообще в гробу. Я должна поблагодарить его, но я не могу.
­­

Категории: Алин Рикман, Воспоминания, Руби Уэкс
Прoкoммeнтировaть
я смотрю на фотографию обуви Алана Рикмана vcem.sosat.ledence 15:30:25
Я смотрю на фотографию обуви Алана Рикмана, снятую в первый его визит в 2012, когда Park Theatre всё ещё строился. Расшнурованные и потрёпанные жизнью теннисные кроссовки, которые он обменял на рабочие ботинки для обхода строительного участка. Забавно, как многие мелочи ярко отпечатываются в нашей памяти.
Алан появился в жизни Park Theatre благодаря одному из наших Представителей – Шону Матиасу. Это случилось на чтении пьесы в Вест-Энде: Шон подвёл меня туда, где он говорил к Аланом, и с энтузиазмом начал рассказывать о чудесном новом театре в Северном Лондоне, ... который ещё не начал строиться.
Вот зачем нам нужны наши Представители. У них есть репутация и связи для налаживания контактов от нашего имени. Но я немного опасался. У Алана сложилась репутация человека, одновременно очень закрытого и немного застенчивого, к тому же сложно было забыть о том, что, вероятно, он был самым лучшим экранным злодеем за всё время (хотя он наверняка возразил бы мне, сказав свои известные слова: «Я не играю злодеев. Я играю очень интересных людей.»)
Но мне не стоило волноваться. Он внимательно слушал, задавая только вопросы по делу, и одним солнечным июньским днём пришёл к нам на строительную площадку.
В течение полутора часов, проведённых с нами, он задал ещё больше вопросов и сделал несколько информативных замечаний. Моё самое сильное воспоминание – это его подъём на крышу, где рабочие-металлурги устанавливали балки. Они были в восторге от встречи с ним, тем более, что он говорил с ними об их работе. Он наслаждался происходящим, несмотря на четкое понимание того, что Park Theatre в этот момент особенно нуждался в нём, как в знаменитости. Именно он предложил сделать фото, где он сидит на балке вместе с командой рабочих (там он вновь надел свою обувь) и сказал использовать её как угодно для помощи театру.
Он продолжил делать для нас всё, что только мог, в течение 4-ёх следующих лет. Например, на нашем первом концерте, организованном для сбора средств, он и Селия Имри (другой наш замечательных Представитель) великодушно позволил продать себя с аукциона на один ужин в «Savoy». Благодаря этому мы получлили 10.000 фунтов стерлингов.
Нас действительно радовало, что он и его жена Рима не раз приходили сюда, чтобы увидеть постановки, особенно те, в которых были задействованы юные актёры, которых Алан знал, и наставником которых являлся. Впоследствии он несколько раз посещал исполнителей за кулисами, давая честные советы и даря ласковую поддержку.
В последний раз мы видело его на «Toast» (постановка в Park Theatre – прим. пер.) в сентябре 2014. Его друг Джон Уорк исполнял одну из ролей, и после выступления мы отправились в ресторан Osteria Tufo, находящийся прямо за углом, которые оба, Алан и Рима, любили. Как всегда он настоял на том, чтобы заплатить.
После я ещё несколько раз говорил с ним о проектах, в которых он тогда участвовал. Тот же энтузиазм в работе, то же чувство юмора. Ни намёка на болезнь. Я, как и многие другие, не подозревал о том, что он нездоров.
Снова смотрю на то фото. Нам до него (и его кроссовок) еще расти и расти? Он бы посмеялся над этим.
Мы будем по нему скучать.
­­

Категории: Алин Рикман, Воспоминания
Прoкoммeнтировaть
vcem.sosat.ledence 15:13:00
Запись только для меня.


Нежность > Воспоминания

читай на форуме:
пройди тесты:
Мой отец монстр Глава 1
Ледяное сердце (3 часть)
читай в дневниках:
Тест: •l Кто ты из нижнего белья? l...
Тест: |Твоя температура.с* http://b...
Тест: [ О ] тебе в нескольких строч...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх